Интервью с клириком Никольского собора Бобруйска протоиереем Михаилом Прокофьевым

Дорогой и близкий каждому, кто его знает…

Протоиерей Михаил Прокофьев, клирик Никольского кафедрального собора отмечает юбилей  30-летнего служения. 4 декабря 1990 года, в праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы – на тот момент ещё диакона Михаила Прокофьева —рукоположили в сан иерея.

До сегодняшнего дня батюшка честно служит Святой Христовой Церкви, отдавая себя Богу и людям.

Начинал своё служение отец Михаил в Соборе Трех Святителей города Могилева, а затем нёс послушание в разных храмах Бобруйской епархии.  В настоящее время батюшка служит в Никольском кафедральном соборе города Бобруйска.  Отца Михаила искренне любят прихожане храма, его доброе слово согрело не одну страждущую душу, а ласковое, сострадательное отношение к людям  укрепило и ободрило множество ищущих Бога сердец.

Мы попросили отца Михаила рассказать о том, как складывался его путь к священству, какие радости и трудности встречались на этом непростом пути, и чем как опытный священник, он хотел бы поделиться с молодежью.

— Отец Михаил, когда Вы впервые осознали, что православная вера — Ваш путь?

— Каждого человека Господь ведет к храму своей дорогой. Мой путь к вере в Бога складывался по молитвам, благословению и личному примеру моей мамы Ольги Мартыновны. Первые воспоминания о настоящей молитве в моей детской душе были запоминающимися: во время чина отпевания бабушки моя мама и мой дядя Александр молились, стоя на коленях со свечами в руках.

Эта картинка врезалась в память 10-летнего паренька на всю жизнь. Батюшку тогда привезли на грузовой машине из соседней деревни Дворец Рогачевского района, поскольку легковых автомобилей тогда было не сыскать. В этой деревне находился ближайший действующий Духовский храм, который  был куплен и перевезен простыми верующими людьми за деньги и хлеб из Могилевской области на лошадиных подводах во Дворец. В этом храме в младенчестве я принял Крещение.

— Как мама стала для Вас примером живой веры в Бога?

—Первым примером христианского благочестия для меня стала мама, потому что я с детства помню её добрые дела: помощь ближним, регулярное посещение церковных праздников и чуткое отношение к нуждающимся в помощи людям. Как постоянная прихожанка, мама относила в храм поминальные записки людей, которые просили ее об этом, ухаживала за болящими односельчанами, кормила их. Уже тогда, благодаря маме, я понял, как нужны и важны дела милосердия в жизни христианина.

Мама моя закончила сельскохозяйственный техникум в Жиличах и трудилась бригадиром садово-полеводческой бригады. Любимым церковным праздником в детстве для меня была Пасха, потому что в подарок я получал новенькое синее трико и умывался освященным яичком. Для ребенка этот народный обряд был особенно значимым, а уж про радость получить обновку в те времена и говорить нечего…

Впоследствии мама пела и читала на клиросе, а мой родной дядя Александр, мамин брат, был хорошим плотником и также помогал по храму своим талантом — мастерил  лавочки и участвовал в ремонтных работах. Вот на таких примерах зарождалась моя детская вера в Бога.

— Батюшка, Вы — музыкально одаренный человек, расскажите, когда появился интерес к музыке?

Моё детство прошло в большом и многолюдном  поселке Жиличи, в 50 км от Бобруйска.  Кроме общеобразовательной, в Жиличах была и музыкальная школа, которую я успешно закончил по классу баяна.

И будущую специальность я тоже связал с музыкой: в 1976 году поступил в Могилевское культурно-просветительное училище им. Н. К. Крупской. Приятно вспомнить, что до сих пор жив мой преподаватель по классу баяна Александр Брониславович Барашков, который живет в Германии,  помнит меня и при случае шлет привет через общих знакомых. По окончании училища получил специальность «Дирижер-руководитель оркестра народных инструментов».

Сразу после получения диплома осенью я был призван в ряды Советской Армии. Родине служил на Украине, в Житомирской области.

Затем начался трудовой путь  в родной деревне, и я с молодым энтузиазмом вступил в должность заведующего сельским домом культуры. Тогда я и не подозревал, что мою карьеру художественного руководителя  ждет такой неожиданный поворот в сторону духовной жизни.

В то время, в 1988 году были выпущены юбилейные пластинки с духовными произведениями, посвященными 1000-летию Крещения Руси. Как руководитель клуба я имел возможность их слушать и ощущал необыкновенный духовный подъем, слушая эти записи.

В Жиличах в те времена  было очень много молодежи, ребята учились в сельскохозяйственном техникуме, в котором насчитывалось 800 учащихся, и мне было интересно сотрудничать с большим, творческим коллективом этого заведения. Помогало то, что везде и всегда я искренне по-доброму относился к людям, с которыми приходилось встречаться, и они отвечали мне взаимностью.

— Отец Михаил, близко знающие Вас люди высоко ценят Ваш искрометный юмор, широкий кругозор, гостеприимство и умение ладить с людьми. Как Вам удается легко находить общий язык со всеми?

— Думаю, здесь помогают южные гены моего отца, Дмитрия Ивановича, который был терским казаком. Папа родом с Северного Кавказа, из города  Ессентуки, а в тех местах такие черты характера в большом почете. К тому же он был уважаемым,  образованным человеком, и его тяга к  знаниям  передалась и мне. В свое время отец с отличием окончил Пятигорский планово-экономический техникум. Когда мы с семьей ездили в гости на родину отца, я впервые увидел большие красивые иконы с резными колоннами.

Руководить работой сельского клуба мне очень нравилось: мы с коллегами устраивали конкурсы самодеятельности, организовывали  регулярные концерты в зале на 450 мест. Но такая активность требовала полной отдачи сил, умения договариваться с людьми, ладить с ними. Со многими друзьями молодости я поддерживаю связь до сих пор, независимо от того, как далеко разбросала нас судьба. О том, что я стану священником, никто не мог тогда предположить.

— Как молодой, перспективный руководитель решился на такие неожиданные перемены?

— Всё та же способность строить отношения с людьми на принципах уважения и взаимовыручки.

Однажды мама пришла с церковной  службы и попросила меня помочь батюшке в поисках хорошего электрика. Поскольку я был в совхозе со всеми в отличных отношениях, не составило труда найти хорошего специалиста-инженера Владимира Ильича, и я сам стал помогать ему в ремонте проводки в качестве подмастерья.

Трудились мы  в храме. Так я впервые попал в алтарь, и начался мой уже взрослый, осознанный интерес к жизни храма, его устройству. А пластинки с песнопениями тем временем я продолжал с упоением слушать…

Так Господь вел меня по Ему угодному пути.

С течением времени мама стала посещать по большим праздникам Николо-Софийский храм в Бобруйске, где в то время настоятелем был протоиерей Петр Прялкин.

Батюшке нужен был регент-псаломщик, и  снова по благословению мамы  я оказался на послушании в храме. Сначала был приглашен к отцу настоятелю на беседу и вскоре, благословясь у него, стал учеником-чтецом на клиросе.

Все было ново и интересно: и послушание, и люди.  Спустя некоторое время отец Петр предложил мне пройти обучение на регентских курсах при Минском епархиальном управлении. Так в моей жизни начался новый этап — ежедневный, увлекательный, кропотливый процесс познания новых, важных для меня знаний и навыков.

Музыкальное образование помогло мне в учебе. С благодарностью вспоминаю педагогов, которые передавали нам свои знания. Практиковались мы в Духовом кафедральном соборе Минска, и я с большим уважением вспоминаю ныне покойного преподавателя церковного пения Ракитского Леонида Сергеевича, регента митрополичьего хора.

По окончании курсов в 1989 г. я прибыл в Бобруйск в распоряжение настоятеля отца Петра Прялкина и стал нести послушание в Николо- Софийском храме. Перед началом Великого поста меня пригласил в Могилев  архиепископ Могилевский и Мстиславский  Максим (Кроха) для практики в качестве дипломированного регента.

Далее события развивались печально: на праздник Благовещения Пресвятой Богородицы, 7 апреля 1990 года отец Петр скончался во время богослужения. Проводив в последний путь своего дорогого благодетеля, я  остался служить при архиепископе Максиме.

С нежностью вспоминаю эти два года, проведенные рядом с Владыкой Максимом. Его ревностное отношение к служению, высокая образованность, разумная строгость и отеческая забота о всех нас оставили неизгладимый след в моей молодой душе.

На память о Владыке у меня осталась икона с изображением оленя, пьющего воду. На ней отражен смысл строк из 41 псалма: «Как лань желает к потокам воды, так желает душа моя к Тебе, Боже!»

На обратной стороне иконы  стоит  дарственная надпись: «Моему любимому духовному сыну».

22 мая 1990 года я был рукоположен во диакона в храме Трех Святителей города Могилева, а через полгода, 4 декабря — во иерея. Сорокоуст мне запомнился на всю жизнь: день в день, без выходных сорок дней подряд я приходил служить  Литургию. Как сейчас помню свое первое служение в диаконском чине: Владыка Максим взял меня  с собой на праздничное богослужение в Минск в кафедральный Духов собор. До сих пор  с трепетом вспоминаю свой дебют.

— Как супруга отнеслась к Вашему решению стать священником?

—О матушке Елене нужно рассказать особо. Она у меня учитель младших классов, образование получила в советское время и стала специалистом особой закалки. Всю трудовую жизнь супруга посвятила добросовестному воспитанию детей и до сих пор продолжает сеять мудрое, доброе, вечное в сердцах малышей.

На момент начала моего служения в Церкви нужно было согласие супруги, причем письменное. И моя матушка такое согласие дала по требованию Уполномоченного по делам религий, была такая должность в каждом облисполкоме. И не только священником, но и регентом я стал с письменного согласия жены.

— Батюшка, как складывался Ваш дальнейший путь?

— После двухлетнего служения в разных храмах Могилева, я был переведен на служение в Бобруйскую епархию в Николо-Софийский храм города Бобруйска.

Затем служил в Георгиевском храме и в деревне Павловичи, а также в других храмах в сельской местности.

Со временем на моей малой родине в деревне Жиличи организовалась община, и возникла необходимость восстановления храма.  Совместными усилиями руководства деревни и простых людей мы нашли возможность обустроить церковное помещение, и я был назначен в 2007 году  настоятелем храма Рождества Пресвятой Богородицы в Жиличах и возглавил духовную жизнь земляков. По сей день я являюсь настоятелем этого храма, служу Литургию во время постов и люди очень благодарны и рады этому.

С 2004 года я также служу в Никольском кафедральном соборе города Бобруйска.

— Батюшка, какие  пожелания у Вас есть для нашей молодежи?

—  Я принял священнический сан в годы, когда Русская Православная Церковь восставала из руин на постсоветском пространстве, на мою долю выпало участие в восстановлении храмов, в становлении   духовной  жизни людей.

Это был непростой, но очень благодатный период в моей жизни: возрождение приходской жизни в деревнях Бортники, Павловичи, в Кировске подарили мне особенные, незабываемые воспоминания в моей жизни. Молодым желаю с миром и благодарностью принимать все, что посылает Господь на жизненном пути.

Также молодому поколению я желаю не поддаваться духу нашего времени, когда мир сузился до размеров смартфона. Быть дисциплинированными, учиться любить и прощать, понимать друг друга. Не бояться приходить в храм, помнить о том, что время, проведенное в храме всегда нам на пользу.

— Отец Михаил, от всей души поздравляем Вас с юбилеем служения, желаем Вам  мира, любви, здравия и спасения, пусть Господь хранит Вас на многая и благая лета!

И благодарим Вас за интересную беседу.

—И я благодарю Вас.

Бобруйская епархия © 2021 ·   Войти   · Дизайн: иер. Алексий Болотов Наверх