ЧТО ТАКОЕ ОПРАВДАНИЕ ВО ХРИСТЕ?

Беседа на апостольское чтение 21-й Недели по Пятидесятнице.

В апостольском зачале 21-й Недели по Пятидесятнице мы читаем: «Узнав, что человек оправдывается не делами закона, а только верою в Иисуса Христа, и мы уверовали во Христа Иисуса, чтобы оправдаться верою во Христа, а не делами закона; ибо делами закона не оправдается никакая плоть» (Гал. 2:16).

Как можно видеть, в данном предложении три раза повторяется глагол «оправдываться». Это слово связано с важным богословским термином апостола Павла: «оправдание». Поговорим об этом понятии.

Греческое слово «дикэосини», которое использует апостол, в синодальной Библии переводится как «оправдание», «праведность», «правда». Действительно, в разных контекстах «дикэосини» имеет неодинаковый смысловой оттенок, но в богословской системе Павла все эти значения собираются, как части мозаики, в единую картину. «Дело спасения неотложно состоит в том и другом; то и другое, потому, можно и должно совмещать в сем едином слове», – пишет об этом святитель Феофан Затворник [1].

Итак, что же значит «оправдаться верою в Иисуса Христа»? Сегодня мы привыкли к юридическому значению слова «оправдание». Мы можем думать, к примеру, что оправдание состоит в том, что наша вина перед Господом снята благодаря жертве Сына Божьего, подобно тому, как подсудимого оправдывают на суде. Но такое внешнее понимание не является верным. Ведь на суде никого не интересует, виноват человек или нет. Главное, какой приговор вынесет судья: оправдан или осужден? Нетрудно понять, что в отношениях Бога и человека подобное осмысление оправдания невозможно. Ведь проблема человечества не только в его вине перед Творцом, а во внутреннем повреждении, которое мы несем как некую наследственную болезнь человеческого рода, начиная от грехопадения Адама и Евы.

В христианстве оправдание не может пониматься как правовой акт, ибо прощение само по себе не исправляет грешника. Да, допустим, оправдание «засчитывается», но ведь человек испорчен изнутри. И такое оправдание не исцелит его и будет нелепостью в очах Божиих, ибо преступник прощался бы только для того, чтобы он творил новые преступления, ведь он остается злым и грех продолжает управлять им.

В Православии прощение грешника неотделимо от его внутренней чистоты. Рассуждая по этому поводу, святитель Феофан Затворник в одном из писем говорит: «Уж не питаете ли вы такого чаяния, чтоб Бог державною властию простил грешников и ввел их в рай. Прошу вас рассудить, пригоже ли это и гожи ли такие лица для рая? – Грех ведь не есть что-либо внешнее, а внутреннее и внутрь проходящее. Когда грешит кто, грех весь состав его извращает, оскверняет и омрачает. Если простить грешника внешним приговором, а внутри его всё оставить, как было, не вычистив, то он и после прощения такого останется весь скверен и мрачен. Таков будет и тот, кого бы Бог простил державною Своею властию, без внутреннего его очищения. Вообразите, что входит такой – нечистый и мрачный – в рай. Что это будет? Ефиоп среди убелённых. Пристало ли?» [2].

Итак, оправдание от Бога должно иметь какое-то внутреннее действие в человеке. В православном понимании оправдание грешника есть не только внешний акт прощения, но и то, что для него открывается перспектива стать праведным внутри через подвиг во Христе. Оправдание «совершается через особое действие Духа Святого, Который, объемля Собою все существо человека, влечет его ко Христу и воссоединяет его в Самом Себе с Господом, а через Господа – с Богом», – говорит Толковая Библия Лопухина [3].

Вследствие оправдания Божьего мы получаем возможность стать праведными и внешне, и внутренне: «Уверовавший получает отпущение грехов и благодать Святого Духа, которая, вошедши в сердце, изгоняет грех из него и вселяет в нем праведность» [4], – пишет святитель Феофан. Например, о святых мы говорим, что они праведники, подразумевая то, что они праведны Христовой праведностью, не своей. Святые лишь подготовили свое сердце для Христовой благодати в подвиге исполнения заповедей Божиих.

Оправдание во Христе – это внутреннее изменение человека под воздействием благодати, а не правовой акт внешнего прощения.

Исходя из сказанного, мы теперь можем соединить все три смысла слова «дикэосини» – «правду», «праведность», «оправдание». Бог оправдывает грешника, дарит ему праведность (которая не от человека, но от Господа), и в этом спасении человека проявляется божественная правда (домостроительство нашего спасения).

Как вы, наверное, знаете, братья и сестры, протестантизм вооружился именно юридическим осмыслением оправдания. Отсюда у них такое плоское понимание спасения во Христе: уверовал – значит спасен. Но многие честные люди в протестантизме со временем начинают понимать ложь этой установки. Это сначала только бывает радость и веселие: я спасен, аллилуйя, теперь Христос мой друг… Но с годами честный и внимательный протестант не может не замечать, что его внутреннее состояние не меняется и духовного роста во Христе нет.

Да, он бросил пить, курить, ругаться матом – что на определенном этапе жизни может быть немалым достижением. Но ведь есть еще мысленные грехи и нечистота сердца, есть закоренелые страсти, мучающие человека изнутри. Оказывается, можно сидеть дома, никого не трогать, смотреть в окошко – и при этом грешить! Грешить завистью, гордостью, мысленным блудом, сребролюбием, ненавистью… А что с этим делать, если нет никакого оружия для борьбы, нет учения о духовной жизни? Нет Таинств, нет аскетических книг, в тонкостях разбирающих науку духовной брани? Есть только бесконечные библейские занятия, социальное служение и проповедь. А душа задыхается от внутренних грехов и страстей и протестует против самодовольного тезиса: я спасен. Ей нужен живой Бог – а Он не будет жить в нечистом и гордом сердце, уверенном в своем спасении.

Поэтому в протестантских общинах постоянная текучка кадров, они приходят и уходят в какую-то другую деноминацию. Люди мятутся, чувствуя: что-то не то, чего не хватает. А не хватает там одного: Христа, который пришел грешника спасти, а не «дружить» с грешниками, которые сами себя убедили в своем спасении. Если Спаситель мне нужен только раз в жизни (когда я «покаялся»), а потом Он просто становится объектом моей хвалы, моих просьб, моих проповедей – то Христос для меня перестал быть Спасителем. Он теперь мой «друг», «брат», «помощник» – но не Спаситель. Чтобы Он был таковым для меня всегда, мне нужно видеть, от чего необходимо спасение; осознавать, что сам по себе я не спасусь; и заниматься делом своего спасения здесь и сейчас, каждую минуту. И тут мы уже подходим к таким понятиям, как «зрение своих грехов», «духовная жизнь», «аскеза», «мысленная брань». Увы, протестантам эти термины по своей сути неизвестны – и все по причине неправильного понимания оправдания во Христе. Как видите, малейшее отклонение в курсе корабля приводит к тому, что он плывет уже совсем в другую сторону.

Дай нам Бог, братья и сестры, читать Библию православно. Называя себя православными, надо стараться быть таковыми во всем: в вере, изучении Писания, и в самой жизни. Будем православными в деле, слове, мыслях, чувствах; православными с Господом, людьми, и с самими собой. Пусть наше Православие будет не только правильным прославлением Бога, но и верным пониманием домостроительства нашего спасения.

И пусть Господь подарит нам опытное знание оправдания во Христе. Того оправдания, которое воистину спасает недугующую грехом человеческую душу.

Сергей Комаров

Использованные источники:

1) Святитель Феофан Затворник. Толкование на Рим. 3:24 // Эл. ресурс: http://bible.optina.ru/new:rim:03:24
2) Святитель Феофан Затворник. Письма о вере и жизни. М., 1999. С. 15–16.
3) Толковая Библия Лопухина. Толкование на Рим. 3:24 // Эл. ресурс: http://www.bible.in.ua/underl/Lop/
4) Святитель Феофан Затворник. Толкование на Рим. 3:22 // Эл. ресурс: http://bible.optina.ru/new:rim:03:22

 

http://pravlife.org

Бобруйская епархия © 2017 ·   Войти   · Дизайн: иер. Алексий Болотов Наверх