Воспитанники воскресной школы встретились с бывшим узником концлагеря «Озаричи»

Для воспитанников приходской школы Покровского храма г. Кировска, их родителей и прихожан, 14 апреля  2019 года прошла  встреча с бывшим малолетним узником фашистского концлагеря Озаричи (располагавшегося на территории Гомельской области), кировчанином, уроженцем д. Ола Кировского района, Петкевичем Александром Ивановичем. Встреча была приурочена к Международному дню освобождения узников концлагерей и 75-летию освобождения Белоруссии. Она предварялась просмотром документального фильма «Озаричи. 10 дней ада».

В конце марта 1944 года жителей деревни Ола, в том числе и 10-летнего Александра Ивановича, его мать и братьев 1937 и 1940 года рождения, согнали в сборный пункт в д. Выжары. Там их погрузили на немецкие тягачи на гусеничном ходу и транспортировали на железнодорожную станцию Телуша Бобруйского района, где уже было очень много людей. Они провели ночь под открытым небом,  затем их, как скот, загнали в вагоны-телятники по 60—65 человек в каждый и везли в течение 1—2 суток до станций Рудобелка по направлению к Озарическим болотам. Среди пленных были дети, женщины, старики и инвалиды — те, кто не мог воевать.  Двое суток их гнали по непроходимой топкой дороге в лагерь. Тех, кто падал, расстреливали на месте. Так погибла тетка Александра Ивановича – Марфа. После дня пешей дороги, на пункте ночевки, стали отбирать людей для отправки в Германию, отнимать у пленных «лишний»  багаж, снимать ценные вещи. Почти никто из узников не успел взять продукты и теплые вещи перед отправкой, многие из тех, кто что-то взял, бросали пожитки по дороге, потому что не имели сил нести. Кто-то выбросил или уронил небольшую тарелку с топленым жиром, Александру Ивановичу удалось ее поднять и спрятать – она спасла их от голодной смерти в лагере.

Всю дорогу мать вела за руку среднего брата, а Александр  нес на руках малыша. Немецкие солдаты  загнали 50 тысяч человек на огороженную колючей проволокой болотистую местность неподалеку от д. Озаричи.  Среди узников было особенно много жителей Кировского, Бобруйского, Жлобинского района, Смоленской области, были и евреи, и другие национальности. При этом сотни людей расстреляли на пути к территории за колючей проволокой. Классифицированные как нетрудоспособные для Германии были заперты на ограниченном пространстве, огражденном в несколько рядов колючей проволокой, охраняемом овчарками и дежурившими на вышках солдатами с пулеметами. Без еды и чистой воды, без крыши над головой, еще в дороге преднамеренно зараженные сыпным тифом. Немецкое командование намеревалось использовать сыпной тиф как биологическое оружие против наступающих советских войск. Концлагерь «Озаричи» фактически прикрывал отступающие немецкие войска  на наиболее уязвимом для гитлеровцев участке.

На территории лагеря  не было никаких построек (шалашей, землянок и проч.), узники находились под открытым небом.   Были ужасные санитарные условия. Не было отхожих мест. Покров снега превратился в сплошное месиво. Все нечистоты при оттепели стекали в болотистые места, откуда мучимые голодом и жаждой узники вынуждены были черпать воду. «Чистая вода» доставалась им только, когда шел снег. Но этот же мокрый снег был бедой. Едва ли можно было найти сухое место. Люди старались держаться семьями, сгрудившись  на кочках и грея друг друга телами. Ночью были морозы. Некоторые так и замерзали все кучкой. Вокруг было много трупов.

Когда кто-либо приближался к колючей проволоке, охранники стреляли без предупреждения. Также расстрел грозил за любой вид протеста, за разожженный костер. Вдоль охранной ограды лежало много убитых и раненых.  Подступы к лагерю были заминированы.

Фашисты развлекались, издеваясь над людьми. Однажды они привезли хлеб — маленькие квадратные буханочки, бросали его и фотографировали, как обезумевшие от голода люди бросались на хлеб. Одну такую буханку удалось перехватить Петкевичу А.И, изловчившись подлезть под людьми. «Все сверху, а я – под низ: Бог спас!»

Лагерь просуществовал «недолго», «всего 10 дней», но это были 10 дней ада! Из 50 тысяч человек (без учета тех, кто умер по дороге в него), осталось в живых около 33-34 тысяч. За 10 дней погибло такое количество людей, которое приближается по своей цифре к нынешнему количеству населения Кировского района! Многие умерли от тифа уже после освобождения, умерли многие из тех, кто заразился, спасая узников.

Советская разведка узнала о лагере. Пленников освободили. Разминировали узкую дорожку, по которой они выходили, ступая шаг в шаг. Кто оступался – подрывались. Мать Александра Ивановича не хотели выносить, она была похожа на умершую. Один пожилой человек нашел стекло, приложил к ее губам и доказал, что она дышит. Самый младший брат умер в Озаричах.

Обессиленных людей распределяли по больницам и госпиталям произвольно, многие находились в бессознательном состоянии. Нашли у немцев, а потом и привезли свою противотифозную сыворотку. Эти уколы спасли многих. Выздоровевшим людям приходилось искать своих.  Знакомых было не узнать после голода и болезни, все были острижены наголо. Александр Иванович провел без сознания 2 недели. Очнувшись, к счастью, он в той же больнице нашел мать, а чуть позже – среднего брата. Многие из их деревни не вернулись, очень многие.

«Я молю Бога, — сказал бывший узник концлагеря, — чтобы такого НИКОГДА не повторилось! Чтобы вы, дети, могли спокойно жить и учиться!  У меня не было детства из-за войны. Еще до войны были закрыты храмы. Я не был в храме до войны. Но я видел, что на войне не было неверующих людей! Все просят: помоги, Господи! И я молил Бога о спасении. Сейчас вам доступны не только школьные азы, но и вера. Вникайте в учение Божее, живите с Богом! Школа сама собой, но Церковь ни одного ребенка не сделала плохим».

Педагог Воскресной школы Гукова Ю. В. обратилась к присутствующим с заключительным словом. Она обратила внимание на то, что узники, пережившие концлагеря, видели, как ученые инженеры строили газовые камеры, как квалифицированные врачи заражали людей, как  медсестры лишали жизни,  как выпускники высших учебных заведений расстреливали и морили голодом, издевались и насиловали…

«Главное в жизни не стать образованным, а жить по заповедям Божиим, видеть человека в человеке, не губить свою душу. Как страшно потомкам немцев  узнать о зверствах своих предков! «Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого рода, ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои», — говорил Бог Моисею, давая десять заповедей. Господь наказывает грешников. Но еще более Он милосерден. И каждый из нас может поработать для своих потомков праведной жизнью. Будьте добры и милосердны, чтобы ужасы этой войны никогда не повторились!»

Юлия Викторовна рассказала также о том, почему именно 11 апреля  является Международным днем освобождения узников концлагерей: заключенные  другого лагеря – Бухенвальд  — смогли задержать массовую эвакуацию и уничтожение пленных, радиографировать союзной американской армии о помощи и дождаться освобождения союзными войсками 11 апреля 1945 года.

Посмотреть фильм о войне, концлагере – не одно и то же, что встретиться  с живым участником этих событий! Это был самый тихий урок в уходящем учебном году, самый главный урок в жизни – урок со слезами в глазах…

Бобруйская епархия © 2019 ·   Войти   · Дизайн: иер. Алексий Болотов Наверх